17:01 

Процесс Распада. Часть одиннадцатая. Необучаемость

DeikO Artist
Мерлин у меня раздвоение личности, надо лечится в клинеке святого Мунго, или не надо...
Автор: DeikO Artist, я же отныне cosinus alpha
Фэндом: Интерны
Персонажи/пары: Быков/Кисегач, Виктор Романенко|Кисегач (то есть в его мечтах)
Рейинг: NC-17
Жанр: romance, fluff, приквел к сериалу (для этой части),
Размер: макси
Предупреждение: ООС
Дисклеймер: не моё, выгоды не извлекаю
От автора: Простите, что меня так долго не было!!! Наконец починила свой комп!!!))) Урааа!))
Саммари: Настя с Быковым решают поехать на отдых вместе. Однако им это даётся вовсе не легко...

Следующие полгода пролетели для Насти с Андреем, как один день. Их странные, непонятые отношения замерли на месте, не желая шагать вперёд, но и не делая попыток ослабнуть. Квартира дяди Саши обживалась: она очень быстро пропахла лекарствами, которые Быков таскал из института и смешивал для изучения химических реакций прямо на маленькой кухне, и Настиными духами, которые она оставляла по всей квартире, а потом не могла нигде их найти.
Тем утром Настя проснулась от абсолютно непонятного на первый взгляд ощущения. Её бросало из стороны в сторону, и она определённо не стояла на полу. Девушка распахнула глаза и поняла, что Быкова с непонятными для её сонного мозга восклицаниями кружит её на руках.
Настина спина нещадно болела, потому что вчера она умудрилась заснуть за кухонным столом. Около одиннадцати утра Быков ушёл узнавать результаты только что закончившейся сессии и так и не вернулся. Зная Андрея, Кисегач понимала, что он может заявиться в любую минуту, а ключи у них, к сожалению, были только одни на двоих, потому что девушка на днях потеряла свою связку. Насте пришлось целый день провести, не выходя из квартиры, в ожидании Быкова. Она пробовала читать и смотреть телевизор, потом приготовила обед, но Андрей к трём не пришел, как и к четырём, и к пяти. Кисегач, не переставая волноваться по поводу результатов, попробовала испечь булочки, но они очень сильно подгорели, потом она попыталась зажарить курицу, что увенчалось очень сомнительным успехом. К восьми часам вечера девушка плюнула на всю готовку и села читать на кухне. Ввиду того, что Быков так и не объявился до утра, за этим самым кухонным столом она и заснула.
- Танцуй, Настя, я всё сдал! – радостно провозгласил Андрей, не опуская девушку на землю. Насте в нос ударил резкий запах алкоголя и сигарет.
«Праздновал» - мирно подумала Кисегач.
Не подумайте, что девушка пала настолько низко, что ей стало всё равно, изменяет ей Быков или нет, просто она попробовала впустить в мысли немного здравой логики. Конечно, она ревнует и абсолютно права в этом. Все поступки Андрея дают ей полное право бросить его в любую минуту, потому что практически ни одна женщина не стерпит того, что её мужчина периодически ходит налево. Только вот от их расставания никому лучше не стало бы. Они вместе были уже практически год, и, оставшись одна, Настя, несомненно, страдала бы, потому что она очень легко привыкала к людям, а отпускать их ей было намного труднее. Возможно, Быков и оставил бы её в покое, но, скорее всего, он преследовал бы её, пытался вернуть всё обратно, и Кисегач в итоге сдалась бы, и всё вернулось бы к отправной точке.
Итак, вариант с расставанием отпадал, и Настя просто спокойно ждала, пока Андрей немного перебесится, поймёт, что её не трогают его финты, ведь, в конце концов, Кисегач и так прекрасно знала, что Быков уже несколько раз сказал в лицо своим бывшим о том, кого он выберет.
- Круто, - Настя попыталась вырваться из плена цепких рук, перехвативших её за плечи и за бёдра. – Пусти меня, Андрей, пусти меня!
Быков пронёс извивающуюся девушку через квартиру и бросил её на разложенный диван. Кисегач невероятно раздражало, что они живут, как на вокзале, но Андрей категорично заявил, что он не собирается каждый раз, когда приспичит, дергать за все эти ремешки и рычажки, а потом ещё и постель стелить. Его главным аргументом было: «А зачем убирать, если вечером опять раскладывать будем?».
- Отлично, - сказала Настя, складывая руки на груди так крепко, будто не собиралась опускать их как минимум пару часов. – Прежде, чем я потребую объяснений, ты должен сказать, как я сдала.
Быков сделал очень грустное лицо, и Кисегач могла поклясться, что никогда не видела его таким; девушка резко побледнела.
- Что? – севшим голосом спросила она.
- Валерий Николаевич сказал, что он не ожидал этого от тебя, да он вообще такого ни от кого не ожидал. Я тоже, конечно, сомневался, учитывая, что ты была очень увлечена мной в последнее время, но это… - покачал головой Быков, - просто шок для меня.
- Андрей, - дрожащим голосом позвала Настя. В её глазах стояли слёзы.
- Успокойся, мышка, всё будет в порядке, - успокаивающе похлопал девушку по плечу Андрей.
- Не будет.
- Конечно, не будет! Ты же, мать твою, умудрилась написать легендарный тест Таланова, на котором куча народу каждый год вылетает, на сто баллов! – Быков схватился за голову и принялся расхаживать по комнате. Настя сидела на кровати, опустив руки, глупо улыбалась, а на её щеках блестели несдержанные слёзы. – Я же столько сил приложил, - продолжал возмущаться Андрей, садясь рядом с Кисегач, - я думал, что регулярный потрясающий секс с самым не желающим учиться студентом даст хоть какой-то результат, я надеялся излечить твой комплекс отличницы.
- Можем считать это первым неудачным врачебным опытом, - ухмыльнулась Настя. – Кроме того, лень не передаётся половым путём.
- Да понятно всё, - проворчал Быков, отворачиваясь.
Настя подползла к нему и обняла со спины, целуя в затылок.
- Не расстраивайся, - миролюбиво сказала девушка. – Может, хочешь ещё разок провести терапию?
Андрей недоверчиво обернулся и поймал тёплый Настин взгляд.
- Иди сюда, - прошептал Быков, разворачиваясь.
- Иду.
Минут через пятнадцать они, усталые и расслабленные, лежали на кровати, рассеянно держась за руки.
- Поехали на море, - неожиданно предложил Андрей.
- С чего это? – Настя потянулась за одеждой, но Быков остановил её.
- Просто, поехали?
- Я же говорила тебе, что еду к родителям. Если хочешь, можешь ехать со мной, но, боюсь, ты не блещешь желанием.
- Твой отец сказал, что мы можем больше не посещать их скромное гнёздышко, - вспомнил Андрей слова Константина.
- Это не значит, что нам запрещено делать это, - Настя попыталась натянуть на себя тонкое одеяло.
- Мы едем на море, - с нажимом сказал Быков, хватаясь за край одеяла, чтобы оно полностью не досталось Кисегач.
- И кто же за это заплатит?
- Никто, - ухмыльнулся Андрей, пристраиваясь поближе к Насте. – У меня знакомый живёт в Адлере, бывший одноклассник со своей сестрой. Сказал – приезжай в любой момент. Я и в прошлом году там был, и раньше пару раз.
- Ты спал с ней, - уверенно провозгласила Кисегач, с триумфом глядя на Быкова.
- Настя, тебе надо переводиться из меда в академию МВД!
- Да ладно! – рассмеялась девушка. – Я же просто так, пальцем ткнула. Тем более, легче угадать, кто не был в твоей постели.
- Ну, я же мачо, - довольно сказал Быков, притягивая Настю к себе и вовлекая её в возню под одеялом, как он часто любил делать.
- Я не поеду, - капризно отрезала Настя, стоя над раскрытым чемоданом.
- Аргументируй, - уже раздражаясь, попросил Андрей, за последние два часа уставший от постоянных скачков настроения Кисегач.
- Ты опять будешь с ней спать – это раз, - начала загибать пальцы девушка. – Потом, ехать с тобой куда-то – это просто невыносимо – два! У нас, опять же, не слишком-то много денег, чтобы отдыхать там, даже за вычетом жилья – это три, - Быков смотрел так же скептически. – Что?! Мало тебе? – Андрей кивнул. – Хорошо. Я не еду! Подойдёт?
- Нет, - весело потряс головой Быков, потом подошёл к Насте, резко схватил её поперёк туловища и закинул на плечо так, что смог, несмотря на попытки вырваться, звонко шлёпнуть её по заднице, потом, как и ранее, бросил на кровать, навалился сверху и принялся щекотать.
- А-а-андрей! – кричала сквозь смех и тяжёлое дыхание девушка. – Прекрати-и-и!
- Поедешь? – спрашивал раз за разом Быков, продолжая прохаживаться пальцами по бокам и животу девушки. – Поедешь?
- Ла-а-адно! – задыхаясь, сдалась Настя и сразу же получила свободу. – Ух, ну и методы у тебя, - сказала она, пытаясь восстановить дыхание.
- Всё, давай, собирай вещи, - устало бросил Быков, откидываясь на кровать. – И приготовь поесть, я устал.
Настя вытянулась рядом:
- Я курицу пожарила.
- Давай свою курицу.
***
На поезд они катастрофически опаздывали, а всё из-за Быкова. Он снова не ночевал дома, вернулся меньше, чем за час до отправления, весь грязный, потный и немного побитый. Насте он рассказал, что катался на мотоцикле, а потом упал с него, и девушке, за неимением времени на дальнейшие разъяснения, пришлось ему поверить.
Кисегач, хватаясь за голову, всучила ещё мало чего соображающему Андрею сумку и выпихала его на улицу.
В вагон они вскочили за пять минут до отхода поезда, упали, тяжело дыша, на свои места и, наконец, смогли перевести дух.
Вагон был плацкартным, душным и тесным, заполненным потными, уставшими людьми, и Насте, даже несмотря на то, что она регулярно ездила к родителям в электричке, стало неприятно. Но тут рядом с ней всхрапнул задремавший Быков, источающий ароматы, ещё более резкие, чем остальные обитатели вагона, и Кисегач мигом забыла о дорожных неудобствах.
- Так, Андрей, - деловито сказала Настя, убирая сумку подальше от прохода, чтобы не мешать пассажирам проходить по коридору, - ты будешь сверху или снизу спать?
- А, что, где? – заморгал Быков, протирая глаза кулаками. – Блин, как голова-то болит! – он обхватил её руками и зажмурился. – Где мы вообще?
- Весёлая ночка, да, чувак? – в их отсек ввалились двое парней лет двадцати и уселись напротив. Занимающие боковые места женщины неободрительно покачали головами, увидев своих новых попутчиков, и вернулись к прервано беседе о рассаде помидоров.
Поезд дёрнулся и начал медленно набирать скорость, Быков от неожиданности повалился на сиденье и исчез под столом. Парни откровенно заржали, а Настя лишь сдержанно улыбнулась. Что ж, для неё день не заладился с самого утра.
Андрей поднялся, оглядел попутчиков и радостно ухмыльнулся.
- Весёлая!
Настя поджала губы, раздражаясь от того, что Быков опять её игнорирует. Она кашлянула.
- Та заболела, старушка? – парни опять мерзко заржали. Кисегач мысленно закатила глаза и представила самые ужасные сутки в своей жизни, ожидавшие её.
- Нет, Андрей. Я спросила тебя: ты будешь спать сверху или снизу?
- Конечно сверху, - ухмыльнулся Быков. – Я же мужчина, я всегда сверху, - и подмигнул парням. – Хотя, поза наездницы тебе знакома, так что решай сама…
- Быков! – Настя пихнула Андрея. – О, Боже, что это у тебя! – воскликнула она, увидев, что локти Быкова жутко исцарапаны, причём раны были грязными и, судя по влажному блеску, весьма свежими. Кисегач опустила глаза, и её догадка подтвердилась – на коленях у Андрея были такие же царапины. – Олух!
- Это не смертельно, Настя, уйди от меня, - Быков отодвинулся от девушки, насколько это было возможно – он ненавидел, когда Кисегач пыталась его лечить.
- Андрей, - мягко начала Настя, - ну, пожалуйста, можно я посмотрю? Пожалуйста, не будь ребёнком, там грязь, - Быков помотал головой.
- Уйди, я сам всё потом вымою.
- Быков, ну я же врач!
- Я сам себе врач, белка! – с этими словами он вылез из-за стола и ушёл по направлению к тамбуру.
Она спрятала лицо в ладонях и покачала головой. Парни, сидящие напротив и женщины с боковых мест молча наблюдали, и Кисегач, не выдержав их взглядов, не поднимая глаз, пошла за Быковым.
Он, как и ожидалось, обнаружился в тамбуре, ибо туалеты были ещё закрыты. Андрей сжимал зубами сигарету и сосредоточенно дымил. Настя подошла и положила ладонь ему на плечо.
- Извини, - сказала она, принимая из рук Быкова пачку «Беломорканала», чиркнула спичкой и рыжий огонёк быстро лизнул сигарету; девушка глубоко затянулась. – Глупость какая-то.
Быков спокойно посмотрел на неё, и в его взгляде читалось: «Я уже давно привык ко всем твоим закидонам».
- Девяносто девять процентов того, что ты говоришь – полная глупость, - пожал плечами он.
- А куда же ещё один процент девается? – Настя пропустила через лёгкие очередную порцию дыма.
- Один процент приходится на секс, - Быков ущипнул Кисегач за ягодицу и притянул к себе за талию.
Дым запутался в их волосах, они стояли и курили в трясущемся прохладном тамбуре грязного летнего поезда; и целовались; и мешали сигареты с поцелуями; и мешали поцелуи с сигаретами, и…
- Почему же ты это терпишь? – Кисегач затушила огонёк о стенку тамбура.
- Ну, Настя, я как золотоискатель – могу перерыть килограмм грязи ради грамма золота.
- Да как ты… – девушка гневно посмотрела на Быкова.
- И вообще, мышка, - перебил он её, - сначала секс, а потом психология.
Настя вскинулась от этих слов и влепила Быкову хлёсткую пощёчину, потом она постояла пару секунд, не в силах вымолвить ни слова, резко оттолкнула Андрея, попытавшегося взять её за руку, и убежала в вагон.
Быков уронил руку и застонал.
- Что, динамит тебя твоя красотка? – спросил один из парней, вошедших в тамбур.
- Да, нет, тут другое немного, - Быков уже собирался уходить, когда его задержали.
- Да, ладно тебе, мы же всё понимаем, - попутчики синхронно улыбнулись и достали свои сигареты.
- Меня Антон зовут, - сказал тот, что повыше. Он был светловолосым и голубоглазым, с приятной внешностью.
- А я Дима, - протянул руку второй парень, шатен, крепкого телосложения, с большими выразительными карими глазами и двухдневной щетиной.
- Андрей, - Быков коротко пожал руки новым знакомым. Он достал ещё одну сигарету из пачки и закурил.
- А доктора твоего как зовут? – весело спросил Дима, которого, видимо, порадовала ситуация с царапинами Быкова.
- Настя, - ухмыльнулся Андрей.
- Что, правильная она слишком?
- Да, есть немного, - изобразил усталость Быков. – Хотя, если уж нарушает правила, так нарушает. Вот хоть сейчас, например, могла бы из поезда выйти, если бы обиделась.
- Через минуту как раз остановка, - вспомнил со смехом Антон.
Быков несколько секунд переваривал сказанное, а потом дёрнулся:
- Вот блин же! – и побежал по вагону к своему месту.
Его опасения подтвердились: Насти там уже не было, её спина маячила где-то уже у самого выхода, в то время как поезд уже останавливался. Андрей рванул за ней, спотыкаясь о торчащие отовсюду ноги, сумки и коробки.
- Настя! - крикнул он, но Кисегач, видимо, уже сошла с поезда и не слышала.
Быков наконец вылетел из вагона, огляделся по сторонам и увидел, как Настя быстро пересекает перрон.
- Подожди, дура! – девушка коротко обернулась, но, заметив Андрея, не остановилась.
Быков в несколько широких шагов догнал её и, крепко схватив за руку, облегчённо выдохнул.
- Пусти меня, - дёрнулась Кисегач. – Я сейчас закричу, Быков! Я хочу уехать.
Но Андрей девушку не послушал, просто подхватил её на руки и понёс по направлению к их вагону.
- Ну, Настя, ты же понимаешь, я не могу тебя отпустить, - грустно сказал Быков. – Я бы очень хотел, чтобы ты села на любой поезд и уехала так далеко, чтобы я тебя больше никогда не видел, но я всё ещё не понимаю мотивов твоих поступков, а мне очень важно знать, с чего это ты срываешь наш отпуск. Мне нужно всё понять, я пишу докторскую диссертацию по женской глупости.
Быков, наконец, дошёл до вагона, поставил притихшую Настю на первую ступеньку и, не давая девушке повернуться, забрался сам. Когда они отошли от двери, проводница захлопнула её и через несколько секунд поезд тронулся.
Кисегач стояла у стенки, отчаянно избегая взгляда Быкова.
- Пошли на места, обработаешь мне царапины, - тихо сказал Андрей, предлагая Насте руку. Она долго рассматривала протянутую ладонь, а потом, наконец, приняла её.
Пару минут спустя:
- Давай зелёнкой, - предложила Настя, копаясь в маленькой аптечке.
- Нет, я же к друзьям еду, что я буду как первоклассник, который учится кататься на велосипеде под прицелом заботливой мамаши?
- Ну, тогда пластырь.
- Не вариант, белка! – раздражённо помотал головой Быков. – Чем ты думаешь? На море же едем, какой с него толк, только сдирать потом больно будет.
- Ладно, что ты тогда предлагаешь?
- Давай перекись водорода, а так само заживёт.
- Вечно у тебя всё само, Быков! – Настя достала из аптечки пузырёк, ватку и, смочив её раствором, начала мягко протирать царапину на левой руке. – Уроки, экзамены – само как-нибудь, отношения – само как-нибудь. С любой болезнью – та же фигня. Это ты чем думаешь?
- Мажь, тётя доктор, не разговаривай.
Наконец, со злополучной процедурой было закончено, Настины нервы порядком истрёпаны, эго Быкова удовлетворено сполна. Кисегач коротко чмокнула Андрея в губы, но не дала вовлечь себя в более глубокий поцелуй.
- Такое ощущение, - проворчала она, - что это ты мне одолжение сделал.
- А то, - широко ухмыльнулся Быков. – Эй, мужики, - Антон и Дима, увлечённо игравшие в карты, подняли головы, - пошли, что ли покурим. А ты, женщина, - повернулся он к Кисегач, - постели пока нам с тобой постель.
Настя задохнулась от возмущения, но было уже поздно.
- Не стели ему, - сказала одна из женщин с боковых мест. – Не показывай ему, что ты готова пахать на него, вот пусть вернётся и сам всё за себя делает, ты ему не прислуга! А то, когда поженитесь, будешь по дому всё одна делать, и ни грамма помощи от него не получишь.
Кисегач поморщилась от умудрённого опытом, поучающего тона. Она терпеть не могла советы от людей, которые, по их нескромному мнению, всегда всё знают и всё на себе испытали.
- Мы с ним? Поженимся? – улыбнулась Настя. – Ничего более глупого в жизни не слышала. Быков и женитьба в одном предложении – комедия абсурда. А что до постели… на нём ваша стратегия не сработает. Андрей необучаемый. Проще постелить, чем потом полчаса выслушивать от него, почему я должна была это сделать.
Это звучало, как полная глупость, но девушке просто отчаянно не хотелось снова ссориться с Быковым.

ваша cosinus alpha

@темы: Быков/Кисегач, Фанфикшн

Комментарии
2011-07-21 в 18:58 

Hotaru Izanami
Завтра сегодня станет вчера.
Ааа, не дай Бог мне мужика такого >_<
Бедная белочка!
Фанфик как всегда кул)

2011-07-21 в 19:41 

давай_навсегда
обрушились небом в комнате. остались совсем одни...
ура, я дождалась)
cosinus alpha, спасибо!! Как всегда - очень классно!:)

2011-07-21 в 22:36 

DeikO Artist
Мерлин у меня раздвоение личности, надо лечится в клинеке святого Мунго, или не надо...
спасибо)) я тоже очень рада снова его выкладывать! *0*

2011-07-23 в 16:34 

Все просто супер! Бедная Настенька!

   

Гет по "Интернам"

главная