Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:28 

Процесс Распада. Часть тринадцатая. Это был не вопрос

DeikO Artist
Мерлин у меня раздвоение личности, надо лечится в клинеке святого Мунго, или не надо...
Автор: DeikO Artist, я же отныне cosinus alpha
Фэндом: Интерны
Персонажи/пары: Быков/Кисегач, Быков/Дина-ОЖП, Саша-ОМП
Рейинг: NC-17
Жанр: romance, fluff, приквел к сериалу (для этой части), drama
Размер: макси
Предупреждение: ООС, нецензурная лексика, типа Мери-Сью, которой ничего не перепало
Дисклеймер: не моё, выгоды не извлекаю
От автора: глава ни о чём. типа ПВП и Мери-Сью
Саммари: Настя, узнав часть прошлогодней истории Быкова и Дины, пытается заставить Андрея поговорить с девушкой...


Скрипнула калитка, и Быков, не выпуская из рук сумки, вошёл в знакомый двор. За собой он отчётливо слышал неуверенные Настины шаги.
После Сашиных слов о том, что Дина ждала его целый год, у Андрея не осталось сомнений, что проблем ему не избежать. В конце концов, что может быть хуже обиженной и ревнующей женщины? Только две обиженных и ревнующих женщины.
Настя огляделась. Двор был приятным, хотя и немного запущенным, он выглядел слегка простовато, цветы на клумбах были перемешаны с кое-какими съедобными растениями, среди которых девушка узнала клубнику. А ещё ей казалось, что она уже слышит море. Пока она осматривалась, Быков прошёл и поставил сумку на стул в импровизированной летней беседке из декоративного винограда и нагло уселся на стол, глубоко вздыхая.
На участке был один большой дом где, видимо, жили сами хозяева, а также четыре маленьких постройки, предназначавшихся для гостей. Из дома вышла девушка, на которую сразу уставились три пары глаз.
Впрочем, Саша махнул ей рукой, прошёл к одной из гостевых комнат и принялся возиться с замком, из чего Кисегач поняла, что там они с Быковым будут жить, а Настя с Андреем так и не смогли отвести взгляда.
Девушка была очень красивой, стройной и будто ломкой. У неё были прямые пепельно-русые волосы до копчика, смуглая тонкая кожа без единого прыщика и огромные печальные серые глаза. Она была одета в лёгкое синее платье до колен, а обуви у неё не было вообще, так и стояла она босиком на тёплой каменной дорожке. На вид ей было лет шестнадцать-семнадцать.
Девушка переводила взгляд с Кисегач на Быкова и обратно, видимо шокированная присутствием Насти и поведением Андрея.
- Здравствуй, - наконец тихо, но отчётливо сказала она, - ящер, - добавила, дёрнув уголком рта. – Меня зовут Дина, - кивнула он Кисегач.
Та незаметно закусила щёку изнутри, гадая, почему Дина выбрала обращение по дурацкой байкерской кличке, а не по нормальному имени или хотя бы фамилии, но своего вопроса, конечно не озвучила. Просто, стеклянно улыбнувшись, тоже вежливо представилась.
Дина спустилась с крыльца и подошла ближе к Быкову, оставив между ними расстояние в пару шагов. По ней было видно, что она ждёт чего-то от Андрея – объятий или, может, объяснений – но он, конечно, не собирался оправдываться перед ней.
- Всё готово, - подал голос Саша, пряча большую связку ключей в карман. – Снаружи не закрывайте, а изнутри есть щеколда, если что.
- Как же они там будут жить? – своим мелодичным голосом Дина обратилась к брату так, словно Насти с Андреем тут вообще не было. – Там только одна кровать, - пояснила она Быкову. Как будто он об этом не догадывался.
- Пфф, - хмыкнул он. – Мы, - он сделал ударение на этом слове, - в курсе. Всё нормально. Настя мало ела в последний месяц.
- Не уверена, - поджала губы Дина. – Ночи здесь очень жаркие, - на этом моменте Быков не сдержался и незаметно подмигнул Кисегач, которая сменила выражение лица на возмущённое, но в глубине душе очень порадовалась этому жесту. – Вам не понравится. Настя, ты можешь поселиться у наших соседей буквально через забор.
- Мы останемся здесь, - быстро сказал Андрей, видя, что Кисегач сейчас скажет что-нибудь очень неприличное. У девушки выступили красные пятна на скулах, и она очевидно – по крайней мере для него – прикусила щёку изнутри.
Настя бросила на новоиспечённую соперницу ещё один почти материальный уничтожающий взгляд и пошла в их с Андреем домик.
«Как сваи забивает» - подумал тот и, подцепив рукой сумку, направился за девушкой, не оглядываясь более на Дину и Сашу. – «Твою мать!»
Настя металась по комнате от одной стены к другой, так крепко скрестив руки на груди, что казалось, будто она завязала их в настоящий узел, поэтому Быков в первую очередь, нажав на дверь плечом, закрыл задвижку, а потом плотно задёрнул шторы единственного окна.
Кровать, на которой им предполагалось спать, оказалась такой узкой, как он себе представлял. Конечно, это был не какой-нибудь маленький диванчик, на котором и одному-то повернуться опасно – того и гляди, упадёшь, но для двоих всё-таки не слишком много места.
- Быков!
- Что? – Андрей присел на стул, а Настя подошла к нему довольно близко и теперь недовольно смотрела на него сверху вниз.
- Мне надоело отвоёвывать тебя у всех твоих бывших-будущих-настоящих! Ты нормальный вообще?
- Мышка, я не материк с запасами нефти, чтобы меня у кого-то отвоёвывать. А ты не генералиссимус советской армии, как бы тебе этого не хотелось. Но командные нотки в твоём голосе жуть как заводят!
- Ты ничего не хочешь мне рассказать?
- Что ты хочешь услышать, белка? Говори прямо, ты же знаешь, я не сторонник полуфраз.
- Что у тебя с ней было?
- Кажется, - Быков провёл пальцами по волосам, пытаясь придать им то ли порядок, то ли беспорядок, то ли просто пристраивая куда-то руку, - мы это ещё в Москве выяснили.
- Сколько ей лет?
- Семнадцать.
- Семнадцать? – надломившимся голосом переспросила Настя.
- Семнадцать, - с кивком повторил Быков.
- Да… да ты… ей же шестнадцать только было в прошлом году! – Кисегач задохнулась словами и присела на край кровати, а потом так посмотрела на Андрея, что ему сразу захотелось заверить её, что Дине уже сорок восемь, но никак не жалкие семнадцать.
- Да, считать ты умеешь, - признал Быков. – Что? – спросил он, чувствуя Настину злость. - Слушай, чего ты возмущаешься, мышка? Она была в возрасте сексуального согласия, я её не насиловал.
- Что ты ей сказал? – спросила Настя, игнорируя предыдущую его реплику.
- В смысле?
- По словам Саши, она ждала тебя целый год. Она не стала бы, если бы ты нормально объяснился перед отъездом.
- Да ничего я ей не говорил, - начал отнекиваться Быков, но Настя, как всегда, когда у неё в голове соединялись какие-то проводки и она понимала что-то об Андрее, не пожелала ничего слушать и принялась заливаться своей теорией.
- Ты должен извиниться перед ней!
- Что? – у Быкова от удивления даже вырвался непроизвольный смешок.
- Слушай, Андрей, - деловито начала Настя, и она сразу понял, что сейчас она наконец-то станет излагать ему то, до чего додумалась. – Если, как ты пытаешься меня убедить, ты ничего не говорил ей, то вы переспали в твою последнюю здесь ночь, а наутро ты смысля, пока она спала. Нужно извиниться. Если же вы говорили утром, то она услышала от тебя что-то такое, что дало ей надежду на целый год, и она была крайне удивлена, увидев здесь меня. А если вы спали вообще в середине твоей поездки, то вы никак не могли не поговорить. Что ты ей сказал?
- В следующем году.
- Идиот! – протянула Настя, ложась на кровати. – Ты сегодня же извинишься.
- Ревнивая сентиментальная идиотка, - передразнил её Быков, падая рядом и закидывая на Кисегач одну ногу. – Снимай панталоны.
- Отстань, я устала, - Настя отвернулась к стенке, но кровать была действительно очень узкой, и реально деться от Андрея ей было некуда.
- Мне нужны эндорфины.
- А мне нужен красивый умный богатый мужчина.
- Слушай, я ещё ВУЗ не закончил, ну, не могу я пока достать тебе твои миллионы!
- Быков, ты самовлюблённый придурок!
Он прижался своим горячим телом к её спине и шумно задышал ей в ухо, выгнулся и напрягся, пытаясь быть ещё ближе, а потом провёл языком по Настиной шее, оставляя влажную прохладную дорожку.
Дыхание девушки сбилось, но она всё ещё изображала неприступность - лежала, не шевелясь, и не позволяла стону соскочить с губ. Тогда Быков перешёл к более радикальным мерам: он провёл ладонью по плоскому Настиному животу и нырнул рукой ей в джины так быстро, что она ничего не успела сделать. Когда же она начала выгибаться, пытаясь заставить его остановиться, пальцы Андрея уже забрались под ткань трусиков и томно, медленно погладили центр удовольствия девушки.
Кисегач не выдержала и застонала в голос, откинув голову назад. Как говорил Быков и раньше, она очень легко возбуждалась – буквально от нескольких прикосновений и непристойных словечек – а потом не могла остановиться.
- Ты хочешь, - жарко прошептал он ей на ухо, не вынимая руки из штанов. – И я хочу, - девушка почувствовала, как что-то твёрдое упирается в неё сзади. – Так чего тянуть?
Кисегач не выдержала, развернулась к Быкову лицом и со свойственным ей трудолюбием поцеловала его в губы, обнимая ладонями его щёки. Тем временем Андрей расстегнул пуговицу и молнию её джинсов и попытался стащить их вниз, но Настя прижималась к нему так сильно, что это едва ли представлялось возможным.
- Оторвись, - прохрипел он. – Оторвись. От меня. На секунду.
Кисегач простонала ещё раз, как от боли, слегка царапнула ногтём его щёку, но просьбу выполнила, отпустила губы Быкова и так резко втянула воздух, будто бы она не дышала как минимум сто лет.
Они резко сели и принялись раздеваться, стаскивать друг с друга одежду, сталкиваясь руками и путаясь в пуговицах и молниях, из-за чего Быков, сидящий с краю, пару раз чуть реально не свалился с кровати.
- Почему всегда так? – полностью обнажённая Настя легла на покрывало, выгибая спину и подставляя под губы Быкова затвердевшие соски. – Почему… мы не можем спокойно? Уже почти год прошёл? – она погладила Андрея по волосам и заставила оторваться от своей груди.
Он шальными глазами посмотрел на её раскрасневшееся лицо и резко, будто сделав выпад, поцеловал её в распухшие губы.
- Заткнись! Твой трёп в постели абсолютно неуместен! – Быков протолкнул колено между её ног, разводя их в сторону, но девушку вовсе не нужно было к этому принуждать. – Чего ты хочешь? – Андрей взял в руку свой член и принялся тереться им о Настин лобок, ласкал половые губы, не предпринимая попыток проникнуть внутрь.
- Что? – судя по взгляду Кисегач, её мозг абсолютно отказывался воспринимать какие-либо вопросы.
- Чего. Ты. Хочешь? – раздельно спросил Быков, глядя ей в глаза.
- Ты знаешь!
- Я хочу услышать! – и он принялся ещё сильнее тереться о Настино интимное место, вырывая из её губ вскрики и стоны.
- Быков! - захныкала она, но тот был непреклонен и отказывался от каких-либо активных действий. – Блять! Да трахни ты меня, наконец! – закричала она и тут же почувствовала Андрея в себе.
- Вот так бы срааааааазу! Плохая девочка!– простонал он, увеличивая ритм.
Настя получила свой оргазм очень быстро, она откинула голову назад и ошалелыми глазами уставилась в потолок, пытаясь заставить воздух протолкнуться в лёгкие, и вскинула бёдра, подмахивая, помогая Быкову проникнуть в неё до конца. Андрей кончил где-то через полминуты отчаянных толчков, во время которых Кисегач чуть было не возбудилась ещё раз. Она ласково поглаживала его по голове, прижатой к её груди, и наслаждалась теплом и ритмом. Когда под конец ритм был сбит, Быков часто задышал и обнял Настю так крепко, что у неё затрещали кости.
- Презерватив! – вдруг вспомнила девушка, пытаясь оттолкнуть Андрея от себя. Она не знала, как сквозь всю это бурю Быков её услышал, но он резко отстранился и позволил белой струе испачкать Настин живот и грубое покрывало.
- Вовремя, - пробормотала Настя, чувствуя, что язык её не слушается. Она лежала, восстанавливая дыхание, а Быков, судя по дрожи, всё ещё отходил от оргазма.
Наконец, он открыл глаза, невидящим взглядом осмотрел комнату, кровать, Кисегач и упал, накрывая девушку своим телом.
Настя улыбнулась и мягко обняла его за плечи.
О чём они там спорили до..? Ладно, наплевать.
- Жарко и тяжело.
- Терпи, - буркнул Быков, зарываясь носом в Настины волосы и пряча лицо у неё на плече. – Ну, хорошо же.
- Хорошо, - признала Кисегач. – И жарко, и тяжело.
Андрей простонал, правда, уже не от удовольствия, и скатился с девушки, буквально повиснув на краю кровати.
В дверь постучали. Настя нахмурилась, приподняла край покрывала и быстро заползла под него, отворачиваясь к стенке.
- Иди, открой. По-любому, к тебе. И не забудь, что я говорила про извинения. Я пока посплю.
Быков рассеяно оглядел бедлам, который они устроили в комнате, встал, прошел пару шагов до смятых брюк, жалкой грудой лежащих на пыльном полу, одним движением натянул их и подошёл к двери.
На пороге, естественно, стояла Дина. Андрей ожидал увидеть именно её, поэтому на его лице не появилось удивления.
В голове у Быкова было чисто, как будто он только что родился. Обычно после секса они с Настей валялись хотя бы минут десять-пятнадцать, чтобы привести мозги и рефлексы тела в порядок. Он слегка нахмурился и вопросительно взглянул на Дину.
- Что? – хрипло буркнул он и сразу прокашлялся.
- Хотела спросить, пойдёшь ли ты на море? - девушка слегка презрительно оглядела голый торс Андрея, скользнула взглядом по острым Настиным плечикам, которые торчали из-под покрывала.
Быков дёрнул уголком рта, раздумывая. Кисегач потребовала, чтобы он извинился, да он и сам чувствовал, что разговора не избежать. Вот так обманывать девочку, которая абсолютно искренне в него влюблена, было не в его правилах.
- Ну, пошли, - пожал плечами он. Губы Дины тронула лёгкая улыбка – так, как будто она могла на что-то надеяться. – Дай мне пять минут, чтобы собраться.
Быков закрыл дверь и подавил желание сползти по стенке со стоном. Как же его достали все эти женщины с их «я люблю тебя», «о, у нас великая любовь!», «ты должен извиниться», «ты гад, я тебя ненавижу!». Как бы он хотел, чтобы Настя наконец успокоилась со всеми доказательствами, перестала анализировать то, что между ними, и попробовала просто… наслаждаться.
Словно услышав, что Андрей думает о ней, Кисегач села на кровати, прижимая к груди простыню.
- Опять будут твои припадки ревности? – вскинул брови Быков. Девушка нахмурилась, а потом закатила глаза.
- Не знаю, о чём ты.
- Не знает она, как же, - буркнул Андрей, отворачиваясь под смешок Насти и снимая штаны.
- Быков, я видела там уже всё, что только можно было!
- Нет, не всё. От твоей ревности у меня отрос второй жезл, - он нагнулся к сумке и принялся рыться в ней. – Слушай, крупная вредительница сельского хозяйства, ты куда мои плавки засунула?
- Они в боковом кармане, господин квадратный двучлен, - Настя опять легла на спину, раскинув руки. – Хорошо здесь, когда тебя нет.
- А я на море иду, - передразнил Быков.
- С девушкой, которая сопливо в тебя влюблена, - не осталась в долгу Кисегач. Андрею крыть было нечем, поэтому он оделся и, быстро показав Насте язык, вышел из комнаты.
Дина ждала, сидя на краю стола, и сразу встала, как только увидела Быкова. У неё в руках было большое пляжное полотенце, а на ногах на этот раз – обычны чёрные босоножки. Она была очень красивой – Андрей не мог не признать этого, намного красивее Кисегач, если уж быть объективным, но дело ведь было совсем не в этом.
«Просто она не мой тип» - подумал он и поймал себя на мысли, что оправдывается перед самим собой. Вот ещё.
До пляжа идти было около десяти минут, и практически весь путь они проделали молча. Когда море уже не казалось таким далёким, Дина всё-таки решила завести разговор.
- Как… учёба?
- Как всегда, - пожал плечами Быков.
- Я вообще удивляюсь, как тебя до сих пор не выгнали, - девушка нашла более-менее удобную тему и теперь чувствовала себя увереннее.
- Да, только из-за Насти, - неосмотрительно бросил Андрей и тут же осёкся, но было уже поздно.
- Что ты нашёл в ней? – не выдержала Дина. – Она же некрасивая! И прилипчивая, и доставучая, и вечно шантажирует тебя сексом! Зачем она тебе? Я думала, ты вернёшься, и мы будем вместе.
- Послушай, Дина, - нахмурился Быкова. – Что ты вбила себе в голову? У нас с тобой ничего не может быть. Тебе только семнадцать.
- Когда это тебя волновало? Тебя не остановило, что мне было шестнадцать и я была девственницей.
- Ладно, ты не мой тип.
- То есть, если спать – твой тип? А отношения – нет?
- Да, - кивнул Андрей. – Я могу спать с любой симпатичной девушкой, встречаться – только с Настей.
- Ты любишь её? – они наконец дошли до пляжа, сняли обувь и ступили босиком на тёплый песок. Вокруг не было ни души, да и неудивительно – собиралась гроза, и волны были огромными.
- Вы достали уже все спрашивать, - зло выдохнул Быков и сделал глубокий вдох. – Я и забыл запах шторма.
- Ты очень многое забыл, - Дина попыталась взять Андрея за руку, но тот не дал ей этого сделать.
- Ничего не выйдет, - помотал головой он.
- Но почему…
- Потому что. Прости за прошлый раз, я не должен был. Это всё было из-за Насти. Все глупости, которые я совершил за последние четыре года – из-за неё. Тем летом я был напуган, и это толкнуло меня на необдуманные поступки. Настя… это не любовь, у меня в животе нет никаких чёртовых бабочек, я не хочу с ней романтики. Просто когда я просыпаюсь с ней по утрам в одной постели, мне не хочется убежать.
- А со мной хотелось, - это был не вопрос, но Быков ответил:
- Да.

ваша cosinus alpha

@темы: Быков/НЖП, Быков/Кисегач, Фанфикшн

Комментарии
2011-08-10 в 23:47 

Hotaru Izanami
Завтра сегодня станет вчера.
Это прекрасно! *_*
Жду новую часть с нетерпением!!!
Скажу честно, если в конце этого фика они расстанутся, я убьюсь! :hang:

2013-11-15 в 02:37 

At last! Someone who unrnsdtaeds! Thanks for posting!

URL
2013-11-18 в 12:13 

Wow, your post makes mine look felebe. More power to you!

URL
   

Гет по "Интернам"

главная